версия для печати

Право интелектуальной собственности

Правовая охрана промышленной собственности – крупный и специфический пласт юридической деятельности. Обратимся к части, касающейся гражданской ответственности за нарушение прав на результаты интеллектуальной деятельности, говоря о которых следует иметь ввиду не только продукты непосредственно умственного и творческого труда, такие, как изобретения, полезные модели и промышленные образцы, но и средства индивидуализации продукции, работ, услуг, то есть товарные знаки (знаки обслуживания).

Действующим законодательством установлено, что материальные права на эти объекты принадлежат физическим и юридическим лицам, владеющим соответствующим охранным документом, патентом (на изобретение, полезную модель и промышленный образец) или свидетельством на товарный знак (знак обслуживания). Результаты интеллектуальной деятельности могут использоваться третьими лицами только с согласия правообладателя. В противном случае речь пойдет о нарушении исключительных прав, влекущем за собой неблагоприятные для нарушителя последствия.

За несоблюдение интересов обладателей прав на промышленную собственность, как Патентный закон РФ, так и Закон РФ «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров» (далее – Закон о товарных знаках) предусматривают такие виды ответственности, как гражданская, административная и уголовная. Однако если первый говорит лишь о возможности применения этих наказаний, по сути, отсылая к другим законодательным нормам, в частности, Гражданского, Административного и Уголовного кодексов, то Закон о товарных знаках помимо простого указания видов ответственности содержит подробный перечень мер гражданско-правового воздействия на нарушителей, который шире приведенного в ГК РФ. Так, согласно ст. 46 Закона о товарных знаках правообладатель кроме взыскания убытков может требовать прекращения нарушения, публикации судебного решения в целях восстановления деловой репутации, удаления за счет нарушителя с контрафактных товаров этикеток, упаковок незаконно используемого товарного знака (или сходного с ним до степени смещения обозначения) либо уничтожения за счет нарушителя этих товаров, этикеток, упаковок и пр. Кроме того, вместо требования о взыскании убытков владелец свидетельства на товарный знак вправе заявить о выплате денежной компенсации.

Следует остановиться подробнее на двух наиболее часто встречающихся на практике видах ответственности. На первый взгляд они очень похожи, поскольку суть и взыскания убытков, и выплаты компенсации – в материальном возмещении. Однако этим их сходство и ограничивается. При более детальном изучении обнаруживается ряд отличий.

Прежде всего, если возмещение убытков предусмотрено общими нормами, в частности ст. 12, 15 Гражданского кодекса, и возможно как в пользу патентообладателей, так и в пользу обладателей свидетельств на товарные знаки (знаков обслуживания), то рассчитывать на денежную компенсацию могут только обладатели свидетельств.

Заявляя требование о возмещении убытков, патентообладатель должен доказать их размер, чего не нужно делать владельцу товарного знака для получения денежной компенсации. При этом под убытками при незаконном использовании промышленной собственности может подразумеваться как реальный ущерб (если правообладатель понес расходы по восстановлению нарушенного права, например, в виде оплаты услуг патентного поверенного или адвоката, государственной пошлины при обращении в суд и пр.), так и упущенная выгода, то есть неполученные доходы, которые могли быть получены владельцем охранного документа, если бы его право не было нарушено. И если реальный ущерб в подобных случаях относительно невелик, а его доказывание особых затруднений, как правило, не вызывает, - достаточно представить договор с патентным поверенным или адвокатом и документ, подтверждающий оплату по нему, то иначе обстоит дело с упущенной выгодой. Согласно п. 2 ст. 15 ГК РФ, если лицо, нарушившее право, получило вследствие этого доходы, лицо, чье право нарушено, вправе требовать возмещения упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы. Иными словами, доказывание размера упущенной выгоды сводится к подтверждению дохода, полученного нарушителем. Сделать это самостоятельно правообладателю затруднительно, поскольку все доказательства, в частности бухгалтерская документация, находятся у другой стороны, которая не заинтересована в ее добровольной передаче. Помочь в этой ситуации может суд, истребовав необходимые материалы по ходатайству владельца исключительных прав.

Однако на деле далеко не всегда удается получить доказательства дохода, извлеченного вследствие нарушения. Несмотря на то, что требования суда являются обязательными, а за их неисполнение Арбитражным процессуальным кодексом предусмотрены штрафные санкции, нарушитель зачастую либо позволяет себе вообще не представлять нужных документов, либо представляет их не в полном объеме или в измененном виде. При этом нередки случаи, когда суд занимает пассивную позицию и не настаивает на том, чтобы нарушитель выполнил обязанности. Иначе говоря, помимо того, что размер убытков подлежит доказыванию, осуществить это на практике не всегда возможно. Изложенные обстоятельства делают этот способ защиты не слишком привлекательным для обладателя охранного документа. Требование же о выплате компенсации, напротив, предстает в гораздо более выгодном свете и, по сути, является более удобным и менее хлопотным.

Однако владельцы товарных знаков, имеющие возможность получения компенсации, зачастую злоупотребляют этим своим правом. Ст. 46 Закона о товарных знаках указывает, что получение компенсации как мера ответственности является альтернативной возмещению убытков, а ее размер определяет суд в пределах от одной тысячи до 50 тысяч минимальных размеров оплаты труда (то есть 100000-5000000руб.). Но эта норма не конкретизирует, влечет ли нарушение права на товарный знак выплату компенсации автоматически или нет. Существует точка зрения, которая, имеет право на существование. Она состоит в следующем.

Право требовать возмещения убытков возникает при наличии этих убытков и их доказанности. Так как вместо возмещения убытков можно требовать компенсации, то такое право, соответственно, возникает только при условии существования убытков. То есть, прежде всего устанавливается факт причинения убытков, и только после этого правообладатель должен получить возможность выбора между их возмещением или выплатой компенсации.

Эту точку зрения судьи нередко не разделяют, полагая достаточным установление факта использования чужого товарного знака или сходного с ним до степени смешения обозначения. Такая позиция способствует различным недобросовестным проявлениям со стороны владельцев знаков. Частным случаем такого злоупотребления является указание в предмете иска несоразмерно большой суммы, которая, как считает обладатель прав, должна быть ему выплачена. Недобросовестность может выражаться и в предъявлении материальных претензий лицам, которые не используют принадлежащие им товарные знаки, а употребляют свои права лишь для цели получения наживы.

Итак, если вы являетесь обладателем охранного документа на изобретение, полезную модель, промышленный образец или товарный знак, это означает, что вам принадлежат исключительные права на эти объекты промышленной собственности. В случае нарушений можно их защитить, обратившись к патентным поверенным, а также в суд или другие правоохранительные органы.